29 сентября в Университете имени О.Е. Кутафина (МГЮА), в только что открывшемся Центре права и биоэтики в области геномных исследований и применения генетических технологий (Центр права и биоэтики) прошел круглый стол «Развитие генетики и этические комитеты: фильтры и источники нормативности». Данный круглый стол стал первым мероприятием, прошедшим в стенах нового здания недавно открывшегося Центра права и биоэтики, который был учрежден в МГЮА в 2020 году по инициативе Министерства науки и высшего образования РФ.

Открыл научную дискуссию проректор МГЮА по научной работе Владимир Синюков. В первую очередь он отметил, что ему «очень радостно видеть, как в доме, который был специально возведен для Центра права и биоэтики, проходит первая встреча ученых».

 

Он также подчеркнул «фундаментальную актуальность» избранной для обсуждения темы.

«Естественно, что юристы подключились к обсуждению тематики генетических исследований на этапе, когда генетические технологии уже в полной мере заявили о своем планетарном характере и значимости. При этом впервые за всю историю права повестку правового регулирования определяют не те традиционные концепты, к которым мы все привыкли: экономика, политика, идеология и цивилизационные особенности. В нашем случае мы можем говорить о том, что наоборот, все эти фундаментальные детерминанты во многом определяются технологиями, хотя, конечно, мы не будем сбрасывать со счетов особенности религии и нравственного восприятия действительности», – сказал Владимир Синюков.

«Это очень необычная повестка, от такой постановки вопроса мы испытываем определенный дискомфорт», – пояснил спикер.

«Различные технологические, генетические, биомедицинские аспекты заставляют нас по-новому взглянуть на классическое наследие. Можем ли мы при нашей потрясающе богатой традиции классического права обратиться к нему в данных обстоятельствах? Думаю, что нет: наследие много значит, но нормативная ситуация такова, что требуется новая философия, новая этика, которая вытекает непосредственно из технологии», – резюмировал Владимир Синюков, открывая новые горизонты для дискуссии. «Сейчас мы переживаем кризис догматичного подхода, поэтому сегодня нельзя опираться только на догмы. Чтобы создавать новые регуляторные стандарты, нужно выработать новое этическое мировоззрение, возможно, заново переосмысливая новую ситуацию, в которой оказались и генетика, и право, и все социо-гуманитарные науки в целом», – высказался проректор по научной работе.

 

Затем слово взяла директор Центра права и биоэтики МГЮА Мария Захарова. Она тепло приветствовала гостей и заметила, что «круглый стол нацелен на конкретизацию проблем, связанных с организацией и работой этических комитетов в России, на выявление специфики функционирования этических
комитетов в сфере геномной медицины и генетических технологий».
По ее словам, по итогам работы будет подготовлено резюме, в котором планируется обозначить спектр таких проблем, предназначенных для дальнейшего обсуждения в более

широком кругу экспертов из сфер медицинского права и биоэтики, биотехнологии и геномной медицины.

Первый доклад в рамках мероприятия сделала профессор кафедры биоэтики и медицинского права Казанского медицинского университета, председатель этического комитета этого вуза Марина Гурылева. Она подробно рассказала о порядке организации генетических клинических исследований в России и о роли этических комитетов в этом процессе.

Поясним, что во многих странах этические комитеты наделены широкими полномочиями по регулированию биомедицинских исследований и экспериментов. Считается, что благодаря этому удается сочетать динамизм развития науки и строгое соблюдение прав человека. Комитет, то есть группа экспертов в медицине, биологии, биоэтике, юриспруденции и социологии, одобряющая или отклоняющая дизайн конкретного исследования, служит своеобразным фильтром, обеспечивающим следование высоким этико-правовым стандартам. Но часто, принимая регуляторное решение и обосновывая его, комитет сам выступает источником таких стандартов.

В России, сообщила Марина Гурылева, любой проект, где задействовано генетическое вмешательство, сначала рассматривает Совет по этике Министерства здравоохранения РФ и либо одобряет, либо не одобряет его проведение на территории РФ. Если эксперимент или исследование одобрено Этическим комитетом, оно может проводиться в специально отобранных центрах, утвержденных приказами Минздрава РФ. А вот проведение самого исследования на местах уже контролируется локальными этическими комитетами, которые обычно действуют при крупных клиниках, вузах и университетах.

На примере работы Этического комитета Казанского медицинского университета Марина Гурылева рассказала, как отбираются эксперты для работы в нем.

«Состав нашего комитета постоянно ротируется – эксперты сначала проходят обучение, которое занимает до полутора лет. И любой протокол комитета проходит тройную экспертизу, потому что его визируют как наши внутренние эксперты, так и приглашенные эксперты, а также специалисты немедицинских специальностей – очень часто это бывают юристы», – подчеркнула она.   

Острый вопрос о легитимности представительства всех заинтересованных сторон подняла в своем выступлении доцент кафедры общей и консультативной психологии Донского государственного технического университета Ася Филатова.

«Как рядовые граждане могут быть уверены, что их интересы представлены и хорошо защищаются?» – задала спикер вопрос аудитории и призвала к тому, чтобы нормативно закрепить необходимость включения в состав этических комитетов не только узких специалистов, но и представителей различных сообществ, в том числе пациентских объединений. «Нельзя также допустить излишнего влияния научных и промышленных лоббистов, нужно представлять интересы будущих поколений и, возможно, ушедших поколений», – высказала мнение ученый.

Начальник отдела организации исследований Российского научного центра хирургии (РНЦХ) имени академика Б. В. Петровского Ирина Наделяева, замглавы этического комитета РНХЦ доложила коллегам про Хельсинскую декларацию Всемирной медицинской ассоциации (WNA) и заложенных в ней этических стандартах для генетических исследований и здравоохранения в целом, а также про Декларацию Тайбея.

«Если Хельсинская декларация содержит руководящие принципы проведения медицинских исследований с участием людей и нацелена на поощрение этичного проведения исследований и защиту участников исследований от связанных рисков, то декларация Тайбея направлена на решение проблем любого использования медицинских баз данных и биобанков, за исключением индивидуального лечения, и не ограничивается исследованиями», – пояснила спикер. Она также высказалась за то, чтобы сформулировать российские национальные правила по обращению с генетическим материалом, созданию биобанков и разработке профилактических средств таким образом, чтобы они коррелировались с этическими нормами WNA и Европейского союза

«Понятно, что сейчас наука интернациональна, и чтобы занимать в науке лидирующие позиции, а также иметь возможность выводить наши продукты на зарубежные рынки, необходимо принять современное законодательство», – сказала Ирина Наделяева.

Доцент кафедры философии биоэтики и права Волгоградского государственного медицинского университета Кирилл Петров углубился в тему «Когда биоэтика становится (био)политикой?». По его мнению, необходимо тщательно следить за тем, как учитываются интересы различных социальных групп, которых в современном обществе возникает все больше. Он также обратил внимание на то, что этические комитеты должны переосмыслить свой функционал в свете новых тенденций социального развития.

Выступивший следом главный научный сотрудник сектора гуманитарных экспертиз и биоэтики Института философии РАН Павел Тищенко поддержал идею коллег «синхронизировать наше законодательство с международными нормами».

Модератор круглого стола – научный сотрудник сектора гуманитарных экспертиз и биоэтики Института философии РАН, старший научный сотрудник Центра права и биоэтики МГЮА Сергей Шевченко в своем докладе детально проанализировал задачи этических комитетов, выделив такие крупные блоки, как сопровождение, регулирование и регламентацию. Он особо отметил, что необходимо доступно рассказывать о генетических исследованиях, чтобы «людям с улицы» стали бы понятны суть биомедицинских технологий, но в то же время исследователи не должны впадать в другую крайность и ориентировать свои исследования на общественное благо, а не просто заниматься «наукой ради науки». В заключение Сергей Шевченко также призвал «выявить облако проблем», чтобы потом экспертное сообщество могло выработать регламентирующие нормы для решения обнаруженных проблем.